Понятие контркультуры

В узком смысле слова под контркультурой понимают молодёжные движения 1960-х гг., некоторые из которых продолжаются и в наши дни. Контркультуру такого типа мы ниже будем называть "богемной", чтобы избежать путаницы с любой контркультурой вообще. Г. Маркузе, основоположник исследований данной проблематики, предположил, что ХХ в. станет контркультурной эпохой. По мнению философа, западная культура подвергалась эрозии, поскольку несовместима с техногенной цивилизацией.

"Высокая культура Запада – нравственные, эстетические и интеллектуальные ценности которой по-прежнему исповедует индустриальное общество – была как в функциональном, так и в хронологическом смысле культурой дотехнологической. Её значимость восходит к опыту мира, который больше не существует и который нельзя вернуть, ибо его место заняло технологическое общество"

Это не значит, что ценности старой культуры исчезли, просто они стали объектом купли-продажи, из идеала превратились в товар. По мнению Г. Маркузе, техногенное общество, а точнее, его элита, намеренно блокирует возникновение новых ценностей, чтобы всё оставалось, как есть. Поэтому остаётся надеяться, что от стагнации общество будет спасено людьми, "выпавшими" из его структуры. Эти люди создадут контркультуру как культуру, не связанную с техногенным обществом и ничем ему не обязанную.

"Выпавшие" люди, пытающиеся отмежеваться от техногенного общества и его правил, действительно появились в Западной Европе и США в 1960-е гг. Именно на их примере западные и отечественные исследователи рассматривают явление "богемной" контркультуры в его эмпирическом виде. Речь идёт о так называемых битниках, хиппи и их духовных эпигонах (панках, рэперах и т.д.). Советские исследователи контркультуры хиппи 1960-х гг. Ю. Н. Давыдов и И. Б. Роднянская отмечают, что данное явление представляет собой отрицание норм и ценностей доминирующей культуры, выражающееся в нонконформистском поведении и ведении антиобщественного образа жизни. Но при этом контркультуре присуще особое, потребительское отношение к обществу: "Контркультура в рассматриваемом нами аспекте – это форма борьбы определённых (достаточно ограниченных, партикулярных) групп за признание обществом их права жить, отвергая или обходя его нормативы и требования, отрицая фундирующую их культуру.

Иначе говоря, это – форма борьбы за право жить в обществе за счёт общества, не принимая никаких обязательств по отношению к нему, т.е. форма борьбы за совершенно исключительный – элитарный – способ существования". В таком стремлении, взятом самом по себе, ничего удивительного нет. Многие люди всю жизнь трудятся в надежде разбогатеть или заслужить уважение сограждан, что позволит им провести оставшуюся жизнь в праздности, созерцая результаты своего труда и по праву гордясь своими успехами. Иногда такие мечты сбываются, а иногда нет. Однако контркультура 1960-х гг. предложила иные идеалы, которые можно свести к тем характеристикам, которые выделяют Ю. Н. Давыдов и И. Б. Роднянская.

1. Безволие, понимаемое как нежелание прикладывать усилия для достижения той или иной цели.

2. "Второе, что не менее характерно для “метафизики” и (социальной) психологии контркультуры, – это установка на размытую, аморфную, растекающуюся и хаотическую чувственность" .

3. Неспособность к поддержанию порядка, выражающаяся в неприятии любой дисциплины или иерархии.

4. Культ импульсивности и непосредственности, граничащей с истеричностью. Другими словами, для адепта контркультуры характерна склонность к эпатажу. Именно на этом основании зиждется нонконформизм контркультуры.

5. Ориентация на гедонизм, выражаемая в абсолютизации чувственных удовольствий. "Речь идёт о культе чувственного, физически-телесного удовольствия, высшей формой которого выступает оргазм, а условием и подлинным содержанием – освобождение индивида от личностно-духовных, этически-нравственных изменений и определений".

Таким образом, получается, что "богемная" контркультура представляет собой сборище людей, культивирующих слабость (безволие, неумение владеть собой и планировать свою жизнь) и стремящихся к примитивным удовольствиям. Адепт такой контркультуры подвергает доминирующую культуру всяческой справедливой и несправедливой критике в первую очередь за то, что её нормы не позволяют ему вести аморфное, бессмысленное существование. Неслучайно в общинах хиппи процветала наркомания, ведь подобные препараты позволяют потребителю буквально погрузиться в удовольствия с головой. А последствия такого увлечения хиппи и их вольных и невольных учеников не волновали, ведь одна из важных черт контркультуры – неприятие упорядоченности. "Завтра наступит не раньше, чем завтра, а сегодня есть возможность развлечься, и не стоит ею пренебрегать", – примерно так рассуждает представитель "богемной" контркультуры. Но при этом возникает закономерный вопрос: как же будет функционировать общество, если контркультура начнёт доминировать, если каждый гражданин перестанет задумываться о будущем, уважать традиции и нормы этикета, трудиться, контролировать себя?

Ответ контркультуры поражает: "каждый гражданин" не имеет морального права отходить от доминирующей культуры, это удел лишь "избранных". То есть общество должно содержать группы адептов контркультуры, ничего от них не требуя, не вмешиваясь в их жизнь, но при этом давая им возможность проводить дни в угаре наркотических оргий, рок-музыки и безделья. С точки зрения Ю. Н. Давыдова и И. Б. Роднянской, к контркультуре примыкают только представители "золотой молодёжи", так как рабочая молодёжь поглощена заботами о хлебе насущном и просто не имеет времени и возможностей для эскапистского бегства в наркотики, оргии и т.д.

"Человек, “потерпевший крушение” (самоназвание хиппи и их последователей – авт.), поскольку его воспитание сложилось так, что он воспринял определённые социальные притязания, но не выработал в себе воли и характера для того, чтобы реализовать их на путях позитивной социализации, уклоняется от них, выбирая “шокирующее бытие”, соответствующее его изначальным притязаниям, которые реализуются, однако, уже не столько в обществе, сколько в “социальном антимире”, т.е. в мире антикультуры, противокультуры, контркультуры" . Люди из низов общества в принципе не имеют средств на то, чтобы отгораживаться от жизни, которая не соответствует их притязаниям. Они постоянно поглощены борьбой за существование и варьируют уровень притязаний, исходя из своих возможностей. Иное дело – юноши и девушки из богатых, уважаемых семейств, постоянно находящиеся под родительской опекой, получающие от родственников самую трогательную заботу. Они с детства знают, что их ждёт в обществе далеко не последнее место. Однако при первом же столкновении с реальностью выясняется, что у них нет ни прав, ни навыков, ни даже сил для того, чтобы свои притязания реализовать.

Такой "золотой молодёжи" остаётся одно из двух: либо признать свою неполноценность и никчёмность, либо обвинить общество с его культурными нормами и традициями в "несправедливости", "деспотизме" и т.д. "Потерпевшие крушение" объединяются с целью как-то компенсировать себе разочарование путём ухода в примитивные чувственные удовольствия, громко порицают общественный уклад, но все они знают, что в любой момент могут вернуться к нормальной жизни, попросить родительской помощи или даже получить её, продолжая на словах "бунтовать".

"Богемная" контркультура оказывается развлечением для людей с большими запросами и хотя бы средними возможностями, которые не смогли реализовать себя на лоне господствующей культуры. Цель их противостояния с доминирующей культурой в самом факте противостоянии, в доказательстве самим себе, что в их разочаровании виновато общество, а не они. Увлечение наркотиками и алкоголем здесь выполняет компенсаторную функцию, это делается как бы "назло" обществу, которое не позволило слабому человеку выдавать себя за сильного. Адепт контркультуры как бы говорит: "Вы решили, что у меня жизнь не сложится, потому что я – бездельник. Так знайте: я бездельник и горжусь этим". Общество иногда случайно подыгрывает "богемной" контркультуре, акцентируя на ней внимание и воспринимая её как серьёзное явление. Для её адептов это дополнительная возможность выделиться какой-нибудь нонконформистской выходкой, стать известными, потешить своё тщеславие, которое они не умеют удовлетворять социально одобряемыми способами.

При этом важно отметить, что люди описанного типа составляют костяк контркультуры, но она не ограничивается только таким социальным ареалом. К примеру, и в 1960-е гг., и в наши дни достаточно случайных, далёких от контркультурных убеждений людей, которые примыкают к контркультуре, исходя из личной выгоды. Например, поскольку хиппи употребляли наркотики, то в их рядах было немало молодых людей, пришедших исключительно только из-за наркотиков. Наркоторговцы тоже не оставались в стороне, поскольку обилие хиппи приносило им баснословные прибыли. Находили прибежище среди "бунтующих" бродяги и разыскиваемые преступники. Д. Х. Чейз в романах "Хиппи у дороги" и "Если вам дорога жизнь" удачно показал, как под личиной хиппи нередко действовали обыкновенные воры и грабители. Также примером случайного человека, осевшего среди хиппи и затем печально прославившегося на весь мир, можно считать Чарльза Мэнсона, убийцу-сатаниста, который вместе со своими товарищами расправился с несколькими голливудскими актёрами и их семьями. Однако, как мы уже говорили выше, подобного рода люди являются в "богемной" контркультуре случайными, и она вполне может обходиться без них. А вот без "золотой молодёжи" она невозможна. К примеру, движение панков начиналось на рабочих окраинах Лондона, Ливерпуля и Глазго, но в скором времени панки-рабочие вернулись к своим станкам (по окончании фестиваля), а очарованная ими молодёжь из приличных семей продолжила "бунтовать" в рабочее и учебное время.

Американский исследователь Дж. Хиз описывает "богемную" контркультуру коротко и ясно: "В лучшем случае контркультурный бунт – это псевдобунт, серия драматических жестов, не приводящих к каким-либо политическим или экономическим последствиям, которые, к тому же, отвлекают внимание граждан от важных задач построения более справедливого общества. Другими словами, это всего лишь бунт, служащий средством развлечения для самих бунтарей (курсив наш – авт.)" . К контркультурам такого типа можно отнести как американских хиппи и их французских современников, так и эстетствующую интеллигенцию "серебряного века". Наверняка, были и более ранние прецеденты, просто в другие эпохи общество имело много более важных дел, чем обсуждение проделок "золотой молодёжи". При этом очень важно оговориться, что все контркультуры принципиально несводимы к "богемному" явлению. Невозможно представить, чтобы такие вот развлекающиеся молодые люди были среди первых христиан, которые шли на смерть ради веры, но никогда не конвертировали веру в какие-либо мирские блага или удовольствия. Христианство первых веков не отличалось конформизмом, но оно никогда не было ориентировано на эпатаж и точно не преследовало цели кого-либо развлекать.

Итак, сравним основные характеристики "богемной" контркультуры и антисистемы, дабы установить, насколько эти два явления связаны между собой. Антисистема всегда имеет синкретическое происхождение, в силу чего её преданные адепты видят мир искажённо. Именно по этой причине им кажется, что мир устроен "неправильно", "несправедливо", "негармонично" и т.д. Эти люди ориентируются на эклектические, а потому противоречивые идеалы, и в силу этого им не удаётся создать в мире тот порядок, который соответствовал бы их запросам.

Однако та задача, которую адепты антисистем перед собой ставят (переустройство мира), требует от них колоссальных усилий, иногда даже самопожертвования, а во многих случаях создания законспирированных организаций. К примеру, китайская антисистема "Белый Лотос" ("Байляньцзяо") функционировала почти восемьсот лет, перемежая тайное, подпольное существование с открытыми антиправительственными восстаниями. Во время восстания "Тайпин Тяньго" (одно из течений "Белого Лотоса") адепты антисистемы захватили и удерживали часть Китая на протяжении 14 лет. Их поражение наступило не в силу мастерства императорской армии, а только потому, что идеал, на который ориентировались повстанцы, оказался несовместим с жизнью. Некоторые антисистемы не вступали с властями в открытую вооружённую борьбу, но открыто свидетельствовали свою "истину", не боясь ни репрессий, ни даже расправ.

Так, лидеры болгарских богомилов, проповедь которых отрицала основы православия и самодержавия, согласились пойти на казнь, лишь бы только не отрекаться от своей доктрины, хотя император Алексей Комнин предлагал им полное помилование взамен за прекращение проповеди. Итак, антисистемная деятельность – это всегда волевое усилие, направленное на осуществление несовместимого с реальностью идеала.

Иначе в данном спектре выглядит "богемная" контркультура, возводящая в ранг добродетелей безволие, истеричность, пассивный гедонизм и отрицающая любой порядок. В качестве такой деятельности можно рассматривать любое антиобщественное поведение при условии, что совершающие его лица позиционируют его как способ конфронтации с обществом. Антисистема вполне может вербовать себе сторонников из числа приверженцев "богемной" контркультуры, но нельзя сводить эти явления одно к другому. Эти социальные явления требуют от своих адептов почти противоположных качеств: антисистема требует от своего приверженца твёрдой убеждённости в правоте дела, отречения от наличного мира и борьбы с ним различными методами, не жалея ни других, ни себя. "Богемная" контркультура же ничего не требует, лишь предоставляя сомнительное право развлекаться, ориентируясь лишь на свои прихоти.

Если же говорить о явлении контркультуры в широком смысле этого слова, то оно может быть значительным подспорьем для возникновения антисистемы, но, как показывает историческая практика, антисистема вполне может обойтись и без него. Что же касается понятия "субкультура", то его нельзя ставить в один ряд с антисистемой и контркультурой, так как оно представляет собой необходимую для общества подсистему, которая может иметь самое различное наполнение. Возникновение и существование контркультуры и антисистемы необязательно, а наличие субкультур – неизменный спутник социальной дифференциации.


Этот весьма скромный блок рекламной информации даст вам возможность узнать о других необычных книгах и не только о книгах:     эти и другие многи наши спонсоры дают многим инициативам в сети возможность существовать и развиваться     Из найденной здесь информации вы - вполне вероятно - почерпнёте для себя нето полезное и интересное дополнительно, несмотря на ее рекламный характер   Реклама - двигатель торговли! И источник полезной информации - за примерами далеко ходить не надо

Новинки раздела "Контркультура и альтернативная литература" - для вас:

Жить – интересно!

Алексей Клочковский


Известный читающей интернет-аудитории автор предстаёт в новых ипостасях – как талантливый журналист, художник и музыкант. Полный юмора, ...


Тропик Козерога

Генри Миллер


Генри Миллер – виднейший представитель экспериментального направления в американской прозе XX века, дерзкий новатор, чьи лучшие произведения ...


Субъективный реализм

Михаил Блехман


Сборник рассказов в стиле, который автор назвал "Субъективным реализмом". Эти рассказы – о любви, творчестве, времени. Они полны метафор и ...


Чарівна ти

Чак Поланік


Пенелопа Гарриґан була приголомшена, коли Лінус Максвелл, мільярдер і коханець найрозкішніших жінок, навіть не доторкаючись до неї, ...


Бойцовский клуб 2. Книга 2

Чак Паланик


После «Проекта Разгром» проходит десять лет. Рассказчик, он же Себастьян, ведёт обыденную жизнь. Но его жене Марле пресытила эта рутина, и ...


Сто миллионов

Роман Воликов


Два рассказа о главных человеческих грехах, таких же вечных как и сам человек

Искренне надеемся, что "Сто ...